Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
19:32 

Homestuck Secret Santa
Адресат: Морчифек

Название: Прощальная Проповедь
Автор: soul_of_blaze
Переводчик: Трофейная селёдка
Бета: Aerugo
Персонажи: Неклеймённый, Ученица, Долороза, Псионик, Её Имперская Снисходительность, Гранд Хайблад, Дарклир, Служанка, Маркиза Спиннерет Майдфэнг
Рейтинг: PG-13
Жанр: приключения, ангст.
Размер: мини (2588 слов в оригинале)
Ссылка на оригинал: archiveofourown.org/works/349970
Предупреждения: пересказ части событий из канона.
Заявка:
2. Что вы хотите получить в подарок:
а) Авторский фик или перевод, фанарт, клип
б) Анцесторы! А так же бета-дети и альтернийские тролли в любых комбинациях. Особенно хотелось бы про Карката, Джона и Дэйва, но не так уж и обязательно.
Если вдруг заявка упадет фанартеру - добрый человек, у меня так мало фиков по хоумстаку, я была бы счастлива получить к ним фанарт, честно-честно.
в) Рейтинг не важен, в жанре желательны приключения, но в целом заказчик непритязателен. Только любит детективы. Немножко.
г) Не хочется дарка или сильно сладкого флаффа, заказчик за золотую середину.

Это был абсолютно спокойный день. Долороза была занята ничем иным, как помогала упорядочивать заметки Ученицы за последние несколько проповедей. Очередная проповедь должна была состояться сегодня. Сегодня её личинка, её ребенок, как обычно, должен был выступить с речью перед толпой троллей. Долороза с улыбкой наблюдала за тем, как Псионик помогал ему привести свой плащ в порядок.

Неклеймённый – именно так все привыкли его называть.

Её личинка, её ребёнок.

Все они, разумеется, проходили похожий ритуал перед началом его проповедей. Это было совершенно обычным делом, ничего особенного не происходило ни в один из предыдущих дней, ни, тем более, сегодня. И всё же, кто бы мог подумать, что именно предстоящая проповедь Неклеймённого должна была стать известной как Прощальная Проповедь?

Закончив свои дела, мать тотчас поспешила к сыну и положила руку ему на плечо.
– Неклеймённый, – произнесла она, чтобы привлечь его внимание. Он повернул голову с полуулыбкой на губах. – Не пора ли нам идти?

Его лицо приобрело более серьёзное выражение.
– Да, конечно, Мама. Это будет первый раз, когда мы предстанем перед ними все вместе, – взмахнув плащом, он повернулся и вышел из палатки. Палатка находилась прямо за скалой, где должна была начаться проповедь. Это было самым последним их приобретением. Палатка досталась им благодаря небольшой удаче и незначительному влиянию Ученицы. Несмотря на то, что тролли собирались со всех уголков света, в основном только ржавокровые и некоторые из зелёнокровых становились свидетелями выступлений Неклеймённого. И вот пришло время, когда он распахнул занавес и шагнул на вершину скалы. К тому моменту толпа последователей уже собралась и взирала на него с земли. Их символы заметно выделялись на серых одеждах. Как и каждый из них, все они были очень бедны.

Долороза спешно прошла рука об руку с Ученицей, за ними последовал Псионик, стараясь не обогнать их. Неклеймённый повернулся и сделал широкий жест, чтобы представить их. Прежде всего, он поцеловал руку своей матери, затем подарил короткий поцелуй Ученице, коснувшись её полных накрашенных губ своими, и, наконец, в знак дружеского жеста пожал руку Псионику. Затем он обошёл всех троих, чтобы показать толпе, что теперь все в сборе.

– Мой народ... мой народ, посмотрите на всех вас! Оглянитесь вокруг и посмотрите, как много собралось нас вместе ради единой цели. Я знаю, многие из вас проделали большой путь, чтобы выслушать меня, и уверяю вас, вы услышите достаточно. Вы услышите чистую правду, не сомневайтесь. Но прежде всего я хотел бы познакомить вас с моей семьёй. Никто из вас не слышал о таком странном понятии! Но всё в порядке, я уверен, что однажды вы поймёте.
Он сделал паузу, чтобы перевести дыхание, после чего жестом велел сделать Долорозе шаг вперёд. Та подчинилась.
– Это моя мать, или же, чтобы вам было понятнее, можете считать её моим Лузусом, – он проследил за реакцией толпы. Толпу тотчас наполнил оживлённый шёпот. До чего нелепая вещь: личинка выращенная троллем! – Она решила заботиться обо мне, когда поняла, что я не смогу выжить. Всё потому, что для Неклеймённого не нашлось Лузуса, никого не нашлось. - Он дал знак Ученице, чтобы та подошла к нему. - Моя мейтсприт, Ученица... Нет-нет, Моя Ученица.

В толпе снова вспыхнул гул. Тролли всегда очень оживлялись, когда видели кого-то в квадранте, особенно если речь заходила о мейтспритшипе. Кажется, шёпот вокруг наполнил восторг, и Неклеймённый улыбнулся.

– Но не забудьте и того, кто оказал мне неоценимую поддержку, – он сделал элегантный жест в сторону Псионика. Тот лишь вздохнул, проследив за всем этим спектаклем. – Позвольте мне представить Псионика. Моего товарища, без которого я не знаю, что бы и делал.

– Как вшегда ижлишне драматижируешь, Неклеймённый, – фыркнул тот, и, тем не менее, улыбнулся, когда Неклеймённый возвратился в центр скалы.

– Наблюдая за тем, что происходит с моим народом, я понял, что мы делаем недостаточно. Для чего вы приходите слушать проповеди о цвете крови тролля, который даже не имеет символа? Ха! Это ведь ничего не даст. Это может вдохновить вас, это может заставить вас задуматься, но какое, по сути, это имеет значение? Какое это имеет значение, если вы не воплотите всё это в действия? Поэтому я прошу вас, как мой народ, как народ, готовый пойти за Неклеймённым, начните действовать. Сделайте что-нибудь! Восстаньте! Мы не должны погрязнуть здесь только потому, что какой-то парень с синей кровью сказал нам, что мы ничего не стоим!

Он выбросил кулак вверх и практически одновременно с этим раздались аплодисменты. На краю скалы, свесив ноги вниз, сидела Ученица и с невероятной скоростью записывала каждое его слово. Долороза и Псионик, как и попросил Неклеймённый, пробрались в толпу на случай возникновения конфликтов или каких-либо других проблем.

Псионик заметил его первым.
– Долороша, – прошипел он. Она медленно повернула голову и устремила туда, куда указывал Псионик, гордый взгляд. – Шдешь высшекровные.

Высшекровные, а точнее пара синекровых и индигокровых. При каждом слове, которое произносил находящийся на скале тролль, их взгляды становились всё более тяжёлыми. Подумав о том, что будет, если они не уберутся отсюда как можно скорее, Долороза не смогла сдержать тихий всхлип. Ведь, так или иначе, любой индигокровый должен был незамедлительно сообщить обо всём Гранд Хайбладу, который в принятии решений отнюдь не всегда советовался с Её Имперской Снисходительностью.

-

– Ваша Имперская Снисходительность, прошу прощения, что прерываю вашу встречу, но нам поступила новость от одного из поработителей Гранд Хайблада, – императрица покосилась на жалкого тролля у её ног. – Прошу вас, выслушайте, это вопрос чрезвычайной важности.

– Очень хорошо, хм, полагаю, это уже не важно. - Она толкнула тролля на землю и закинула ногу на ногу. – Что ж, тогда приведите ко мне вместо этого Гранд Хайблада. Это должно быть довольно интересным, - ухмыльнулась она, поудобнее устраиваясь на троне.

– Конечно, Ваша Имперская Снисходительность. Поработитель проезжал через город в Нижней Альтернии с несколькими синекровыми, как обычно приглядывая за вашими подданными, – тролль сделал паузу, заметив, что взгляд императрицы упал на вход, а точнее на вошедшего Гранд Хайблада. Но так как она никак не отреагировала на его появление, тролль продолжил. – Но неожиданно они наткнулись на собрание ржавокровых подбадриваемых неким троллем... без знака. Так же известно, что он скрывает цвет своей крови.

– И? У меня нет времени выслушивать твои россказни о глупых сборищах вокруг какого-то «особенного» для этих низшекровок тролля. Очевидно, что не только это заставило тебя прийти ко мне. – Её Имперская Снисходительность выпрямилась. Она до сих пор не поприветствовала Гранд Хайблада, который тем временем растерянно слонялся от одного окна к другому.

– Мои извинения. Вероятно, я забыл упомянуть, что тот тролль пытался сплотить их. Призывал к восстанию, говоря, что цвет их крови не имеет значения. – Тролль поёжился. – Уверял, что миром не должна управлять кастовая система, как сейчас.

На лице императрицы вспыхнула тень гнева. Презрительно скривив губы, она яростным криком окликнула Гранд Хайблада. Тот медленно обернулся и ухмыльнулся, глядя в её сторону.
– Хайблад, друг мой, мы не можем позволить этому продолжаться. – Он рассмеялся в тот же момент, когда она поднялась с престола и решительно направилась прямиком к рабу, которому пришлось прерваться. – Где это происходит, юноша?

– В г-городе ржавокровых на землях Нижней Альтернии, императрица, – раб не двинулся, но вздрогнул, когда королева троллей мимолётно коснулась его. – Говорят, бунта не будет, однако трудно не заметить, что сейчас он распаляется всё жарче, практически испепеляюще. Что бы этот тролль не делал, но он... вдохновляет их...

– Доставь меня туда. Меня и Гранд Хайблада, - ухмыльнулась она, со всей силы ударив 2x3-трезубцем о пол. – О... и позовите лучшего на земле исполнителя. Того, что зовут Дарклир. Почему-то мне кажется, что он нам сегодня пригодится.
И Её Имперская Снисходительность исчезла в коридорах с последовавшим за ней Гранд Хайбладом. Всё, что можно было услышать в след – лишь её негромкий хохот.

-

Неклеймённый по очереди вызывал кого-то из своих последователей. Указывая на него, он просил, чтобы тот поднялся и занял место рядом с ним. «Ты», - выкрикнул он, на этот раз выбрав кого-то вполне осознанно. Он заметил молодую женщину, чьи глаза скучающе смотрели прямиком на него. В её взгляде горела искра, будто говорящая, что свобода – всё, чего она хочет.
– Иди сюда, моя дорогая, как тебя зовут?

Женщина не ответила сразу же, предпочтя для начала взобраться на скалу. Когда она предстала рядом с ним, его губ коснулась улыбка.

– Можешь звать меня Служанкой, если тебе так угодно, Неклеймённый.

– Служанка! Очень рад нашей встрече, – он улыбнулся, заметив, что она нахмурилась. - Я знаю каждого из моих последователей. Ты с нами совсем недавно. Твоя кровь - самая низкая из всех, что я видел. – Его улыбка стала печальной.

Услышав выкрик из толпы, она застыла на месте. Неклеймённый мгновенно обернулся, чтобы узнать из-за чего вспыхнуло волнение. Ржавокровые немедленно склонились, в испуге вцепившись руками в свои шеи. За спиной Служанки стоял тот, в страхе перед кем рос каждый тролль, – поработитель Гранд Хайблад.

Неклеймёный сделал глубокий вздох, ощутив рядом с собой Ученицу. В тот момент он хорошо мог чувствовать защиту, исходящую от неё. Всё верно, ведь она его мейтсприт. Такова её работа, впрочем, как и его работа тоже. В какое-то мгновение он нахмурился, а затем схватил её за плечи.

– Милая, ты должна бежать. Прошу тебя. Не впутывайся в это, Мама и я справимся с ними. Псионик пойдёт с тобой. – Но на все его мольбы она лишь покачала головой.

Он прислонился к её лбу своим и выдохнул до того, как тень нависла над ним. По правде говоря, Её Имперская Снисходительность была не такой уж высокой, но вместе с Гранд Хайбладом, стоящим прямо за её спиной, их тени поистине устрашали.

– Так-так-так, ну и что здесь у нас? - Её взгляд метался между ними. – Это же ты тот, кого называют Неклеймённым? Что ж, полагаю, они нуждались в чём-то вроде тебя. Уж просветите меня, о, господин Неклеймённый, что, по-вашему, здесь происходит, – её голос становился все более угрожающим.

– Ваша Имперская Снисходительность, я прошу вас оставить мой народ в покое. - Он старался сохранять голос твёрдым, но вдруг почувствовал, как Ученица отдалилась от него. С ужасом Неклеймённый увидел, как один из дронов оттаскивал её назад. Больше с ней не делали ничего, но факт того, что их разлучили, он не мог оставить без внимания. - Пожалуйста.

– Твой народ? О, наивный глупец. То, что они прислушиваются к твоим словам, вовсе не означает, что они – твой народ. Они были, и всегда будут моим народом. Посмотри на свой народ сейчас. Где они? Сбежали, спрятались в своих ульях. Они не хотят видеть как ещё один тролль умрёт, и при этом они не хотят умирать сами. Поэтому они бегут. Они мои подданные, подданные по крови.

Её взгляд резко метнулся к Ученице, которая продолжала рыдать и отбиваться.

– Кажется, те немногие, что остались с тобой знают, знают к чему всё идёт. – Она обернулась, чтобы взглянуть на Долорозу и Псионика. – О, а это что? Нефритовая кровь? Что ты здесь делаешь, дорогуша?
Долороза тяжёлым вглядом смотрела себе под ноги, в то время как по её щекам текли слёзы.
– Что ж, замечательно. Она будет продана в рабство на ближайшем аукционе. Думаю, это порадует морских обитателей. В конце концов, мы же не можем позволить ей взять другую личинку, чтобы та потом сеяла совершенно дикие мысли, как этот вот. – Императрица сделала паузу, подойдя к Псионику. – О-хо-хо. А что касается тебя, мой дорогой, то ты будешь моим. – Она рассмеялась, а затем обернулась к Гранд Хайбладу. – Можешь представить? Тролль с несравнимыми телекинетическими способностями, в которых я как раз очень нуждаюсь! Превосходно. – Она повернулась, пристально взглянув на Неклеймённого. – Ты и в самом деле просто благословение какое-то.

Когда дроны потащили Ученицу прочь, Неклеймённый вскочил и кинулся за ней.
– Ученица! – он обернулся, и поднял на императрицу тяжёлый взгляд. – Отпусти. Её. Немедленно. – Ярость пылала на дне его глаз, словно два разожжённых в костре угля.

– Нет, – просто ответила та и захихикала. – И эта твоя отвратительная кровь, – бросила она, подперев подбородок тонкими длинными пальцами. Позади неё разразился хохотом Гранд Хайблад.
– Будет течь сквозь НАШИ грёбаные пальцы. – Он снова зловеще рассмеялся, и губы Снисходительности изогнулись в пугающей улыбке.

-

В конечном счете, трое из них могут всего лишь наблюдать.

Ученицу удерживает пара высшекровных, но она кричит и сопротивляется изо всех сил. Она не останавливалась и продолжала кричать всё это время. Долороза закована в цепи, её руки скручены за спиной, а Псионика уже поместили на стороне Её Имперской Снисходительности.

Никто точно не знает, где они находятся. Неклеймённый прикован к гигантскому столбу. Его руки высоко подняты над головой и закованы в странный символ, который горит так же ярко, как его собственная кровь. Его запястья выжжены и со страшной силой кровоточат от ран. Вокруг собралась целая толпа. Таков указ Её Имперской Снисходительности – они стоят там, наблюдая за всем с ужасом на лицах. Среди них, разумеется, и его последователи, и те, кто не имеет ни малейшего представления, что происходит. Но её королевскому указу они должны стоять и смотреть.

Синекровый готовит стрелу, чтобы убить Неклеймённого. Он поворачивает голову, чтобы взглянуть на тех троих, что вынуждены лишь издали смотреть на смерть того, кто им дорог, после чего возвращается к подготовке. Гранд Хайблад и Её Имперская Снисходительность стоят позади него, взирая на палача и Неклеймёного с довольным видом.
Так начинается Прощальная Проповедь Неклеймённого. Он кричит и не отводит взгляда от тех трёх. Он трясется, проклиная их. Затем Дарклир заносит руку и натягивает тетиву. Когда стрела достигает цели, воцаряется тишина. Уже позже Ученица испускает полный боли крик и падает на землю. Долороза изо всех сил пытается держать себя в руках, но рыдания предательски вырываются прямо из горла.

Неклеймённый мёртв.

– О, и не забудь, Дарклир, я хочу, чтобы ты прикончил эту девицу. Она его мейтсприт. Нет смысла оставлять её в живых, она была бы бесполезна. Тролль в трауре – весьма жалкое зрелище, да и нет в ней ничего особенного. – Императрица вздыхает и откидывается назад. Она ждёт, что всё закончится быстро.

– Долороза! – глаза Ученицы широко распахиваются, когда стрелок поворачивается к ней. Но мать слишком занята, рыдая на коленях. Она больше не может контролировать себя. Она хочет только умереть.

– Беги! – рычит Дарклир. Ученица в замешательстве качает головой. – Быстрее уходи отсюда! Прежде, чем они сделают это сами, беги!

Воспользовавшись всеобщим шоком, ей, наконец, удаётся высвободиться из хватки высшекровных. Добравшись до столба, она падает перед ним, обняв свою любовь. В промежутках между рыданием ей удается украсть часть той одежды, что осталась у него, и вырваться до того, как кто-либо осознает, что происходит.

Долороза наблюдает, как половина высшекровных наконец бежит за нею в то время как другие недоумённо смотрят на императрицу.

– Дарклир...

-

– Ах, вот ты где, – услышав эти слова, она вздохнула, и мгновение спустя почувствовала, как другая женщина села прямо рядом с ней. – Что ты здесь делаешь, Роза?

Маркиза вздыхает и обвивает Долорозу рукой.
– Прошу меня простить, Маркиза, я вернусь наверх и продолжу заниматься ужином. Я просто до сих пор потрясена. Если Вы разрешите, пожа…

– Нет-нет-нет-нет-нет-нет-нет-нет. Всё прекрасно, экипаж не голоден. Я поела в порту, потому что Дуалскару вновь вздумалось пораспускать выпуклость перед дамой. Так что просто расскажи мне, что случилось, ладно?

– Уверяю Вас, это не имеет значения. Я бы не хотела обременять Вас своими проблемами. У меня было достаточно времени, чтобы смириться с этим. – Долороза наклонила голову, и хотела было встать, но Майдфэнг не ослабила хватку, заставив её опуститься обратно. – Маркиза…

– Вы только посмотрите на эти сладкие щёчки. Ты ведь не думаешь, что я просто проигнорирую это? Ты всегда была такой яркой и счастливой, что мне даже нравилось думать, будто тебе никогда не бывает грустно. Так что случилось? Как своему Капитану и Наставнику, ты должна рассказать мне всё, если я этого потребую, не так ли? – Маркиза изогнула бровь и слегка улыбнулась Долорозе.

– Если это то, чего вы желаете…

@темы: фанфик

URL
Комментарии
2013-12-28 в 20:12 

Фирсова [DELETED user]
Так действительно трудно всерьез понимать, насколько тяжело жить вечным диктатом и тиранией. И как здесь легко подавленно только начатое течение тоже пугает, хотя оно и вправду только начатое, да и вроде значение крови именно ощутимо физически. Есть хоть что-то хорошее в том, что в нашем веку такого все меньше. (:
Спасибо заказчику и исполнителю.

2013-12-30 в 00:50 

Морчифек
Кажется, наша клевая стимпанковая елка не получилась и горит.
Оооо, дорогой Санта, огромное спасибо за перевод! :heart: :kiss:
Неклейменный и Ученица, авввв :weep3: :inlove:

   

Homestuck Secret Santa

главная